Забыли пароль?
Официальные группы: Подпишись!


Реклама:

«Bombardier в России. Кто кого?»

«Bombardier в России. Кто кого?»
Отрывки из книги Сергея Кулишева «Bombardier в России. Кто кого?», не опубликованные в журнале Red Sleds.

Опубликовано с разрешения автора.


В 90-х годах в России ещё не было ни рынка, ни маркетинга товаров, которые позже стали называть «техникой для активного отдыха» (от recreational products).
Большинство потребителей проживало за Уралом, а основной объём техники продавался в Москве. В Питере нас считали чудаками. Однако через несколько лет именно наша маленькая компания стала лидером отрасли. Как это произошло?
Р. Брэнсон говорил: «В бизнесе, как и в жизни, нельзя войти в оду реку дважды. Многое я делал, руководствуясь лишь интуицией. Я никогда не подвергал свои действия формальному анализу. Какой в этом смысл?».
Мы не были умнее, талантливее или дальновиднее окружающих – просто верили в себя и не боялись импровизировать. Большинство идей, решений и поступков рождалось по принципу почему бы и нет?
И это было весело!


В ПОИСКАХ ДИЛЕРОВ

В народе гуляет забавная классификация работников: они делятся на долбоёбов, распиздяев и пиздоболов.

В 1997 году для развития дилерской сети мы взяли нового сотрудника – судя по анкете, тридцатипятилетнего отставного моряка с образованием и опытом работы. «Долбоёб», предположил я.
И ошибся. Сергей Анатольевич оказался похожим на карточного валета, типичного любителя баб-с. На службу он явился с плеером на шее, серьгой в ухе и неработающим сотовым телефоном на поясе. «Значит, распиздяй». Однако на совещании Сергей Анатольевич схватывал всё на лету, говорил дельные вещи и рвался к работе.
Почему бы и нет?

Чтобы ввести новичка в курс дела, мне было поручено искать дилеров вместе с ним. Для начала – участвуя в региональных выставках.
Премьера состоялась в Пскове. На шести квадратных метрах уместились снегоход, аквабайк и телевизор. Местных жителей наша техника не поразила: «А, снегоход... Ездили на Буране, знаем». Гидроциклы и вовсе оказались за линией псковского горизонта: на них смотрели равнодушно, как на красивую декорацию.

Началась долгая вереница командировок по областным и промышленным центрам Северо-Запада. Я привык засыпать под стук колёс и просыпаться от тишины полустанков. Стоило мне закрыть глаза, в голове начинал вертеться калейдоскоп лиц: кандидаты в дилеры, таксисты, официанты, проводники и просто случайные собеседники.
Жители каждого города имели неповторимые особенности.
Калининград поражал обилием красивых девушек, Череповец – количеством некрасивых. Резковатые мурманчане были не похожи на пофигистов из Архангельска. В Ухте мне казалось, будто в каждом кафе проходит бандитская сходка.
В Вологде люди скучными голосами говорили одно и то же:
– Не, тут снегоходы не нужны…
– Как не нужны? Снегу-то много!
– Так денег ни у кого нет…
– Да ладно – вон сколько дорогих машин ездит!
– Так этим тоже не надо…
– Почему?!
– А у них уже всё есть…
Зато на выставке в Калининграде гидроциклы вызвали неожиданно большой интерес. Местный бизнесмен Блинов так захотел стать дилером, что уговорил нас оставить ему один выставочный аквабайк.
Почему бы и нет?

Через неделю Блинов приехал в Питер и поселился в самом дорогом номере Пулковской гостиницы. Кушулю и Каневскому (учредители группы компаний РОСАН) это понравилось. С ним тут же подписали контракт на поставку шестнадцати гидроциклов.
Сначала отправили половину. Поскольку Калининградская область является свободной экономической зоной, их привезли из Финляндии.
Весь июль Блинов бодрым телефонным голосом уверял, что «всё под контролем, деньги скоро придут». Нерастаможенный контейнер стоял на Складе временного хранения и ежедневно обходился учредителям в небольшую, но тоскливую сумму долларов.

В это время мы с Сергеем Анатольевичем ездили по другим городам. Результаты были скромными. Самым перспективным выглядел солидный коммерсант из Череповца: он говорил по-военному чётко и всегда называл конкретные цифры, что очень впечатлило Сергея Анатольевича.
– Вот это мужик! Второй Блинов! – уважительно покачал он головой.
И деловито добавил:
– Это нужно отметить.
Почему бы и нет?

Наступил август. Стало ясно, что с Блиновым мы попали. И с Сергеем Анатольевичем тоже: вся его энергия уходила в болтовню и пошлое командировочное пьянство. По народной классификации Сергей Анатольевич оказался пиздоболом.
После пять месяцев работы его уволили, а мне пришлось ехать в Калининград – спасать гидроциклы. Кстати, со «вторым Блиновым» тоже ничего не вышло, и в этом Сергей Анатольевич поневоле оказался прав.
**********************************************

В Калининграде я стал обзванивать всех, с кем два месяца назад познакомился на выставке. Задача минимум – найти нового дилера вместо Блинова. Максимум – продать восемь гидроциклов.

Раньше других откликнулся молодой человек по имени Дмитрий Сивков. Аквабайки ему были интересны, но он сомневался как в перспективности нового направления, так и в своих возможностях.
За время поиска дилеров я понял: чтобы успешно продавать технику Bombardier, ею нужно увлечься. Взяв блиновский аквабайк, мы с Сивковым отправились на берег Балтики.
Погода стояла жаркая. На пляже было полно загорающих и, само собой, все смотрели только на нас. Сивков любил быть в центре внимания. Оседлав гидроцикл, он долго ездил вдоль берега с озабоченным лицом, как бы не замечая устремлённых на него взглядов.
Какие-то девушки стали упрашивать их покатать. Сивков уверенно посадил одну из них за руль и встал сзади, как настоящий наездник. Наверное, в этот момент все пляжные парни нас ненавидели – я даже услышал хруст песка на чьих-то зубах. Зато Сивков был окрылён! Он успел искупать нескольких пассажирок, пока одна из них головой едва не расквасила ему нос.
Впоследствии Сивков стал настоящим фанатом гидроциклов, организовал фан-клуб и катался в любую погоду, за два сезона застудив себе всё, что можно застудить в холодной воде.

МЕЖДУ ПРОЧИМ
На пляже отдыхала компания бритоголовых парней с золотыми цепями. Один подошёл ко мне:
– Сколько стоит покататься?
– Это не прокат.
– Твой, что ли?
– Мой.
– Дай прокатиться!
– Нет, не могу.
– Как не могу – бритоголовый пошире расставил ноги – тебе чего, жалко?
Я уже знал, как вести такие разговоры.
– Подожди. Вот у тебя какая машина?
– У меня? Мерс!
– Теперь смотри. Я к тебе подхожу и говорю: «Дай покататься!».
– А нахуя?
– Ну просто. Хочется мне! Дашь?
– Я чё, баран?
–Во-от. А здесь то же самое. Он же – кивнул я на гидроцикл – семёрку баксов стоит. Считай, машина.
Бритоголовый немного постоял, уважительно глядя на гидроцикл:
– Ну да...
Через минуту я слышал, как он объяснял своим:
– Прикинь, к тебе такой подходит и говорит – дай, типа, на машине прокатиться…
– Ни хуя себе заява – дружно зашумели пацаны.
– Во-о-от… – продолжал он.
Этот приём срабатывал всегда.

Блинов уже не хотел быть нашим дилером и только мечтал избавиться от всей этой обузы. Однако РОСАН собирался получить с него компенсацию стоимости хранения гидроциклов и упущенной выгоды. Слава Богу, это не входило в мою компетенцию.
Но на всякий случай аквабайк я вернул с другим ключом. (Гидроциклы Sea-Doo уже тогда оснащались системой безопасности DESS с электронными чипом в ключе). Блинов обнаружил это, когда в следующий выходной приехал покататься на море. Это был мужчина серьёзной комплекции. Рассказывали, что он пинал колёса прицепа и громко ругал какого-то Кулешова, размахивая кулаками.
Впрочем, всё плохое забывается, а жизнь меняется к лучшему. Сейчас Блинов работает главой администрации одного их районных центров Калининградской области.

Нашим дилером в Калининграде стала компания Сивкова «Балтмоторс». Правда, гидроциклы осенью им тоже были не нужны. Мы стали соображать, куда бы их пристроить. Частным лицам уже не продашь. В МЧС? Тогда ещё это ведомство не было настолько могучим. В Администрацию губернатора? Нет связей. Может быть, в прокат?
Почему бы и нет?

Через неделю Сивков нашёл коммерсанта, которому принадлежали зонтики и лежаки на главных пляжах Калининградской области. Ещё неделю мы рисовали перед ним картины будущего:
– В Сочи гидроцикл окупается за три недели! (Это было почти правдой). Вы только представьте, Аркадий Самуилыч: наступает весна, на пляжах полно людей, а у вас – прокат гидроциклов! А? Ни у кого нет, а у вас есть!
Аркадий Самуилович сопел и заглядывал в какой-то блокнотик:
– Как это ни у кого… А вот «Янтарный берег». Они тоже могут купить себе гидроциклы.
«Янтарный берег» были конкурентами Аркадия Самуиловича.
– Да не могут – повышал голос Сивков – не могут! Гидроциклы нужно заказывать заранее! Где они их возьмут весной? – он даже развёл руками.
Аркадий Самуилович снова сопел, потел, советовался с сыном и куда-то звонил.

Наконец Сивков выложил главный козырь:
– Аркадий Самуилыч, да не парьтесь вы насчёт денег. Я договорился с «Каркадэ», они оформят вам гидроциклы в лизинг.

Потянулось многодневное оформление разных документов, в которых я ничего не понимал. Мне приходилось улыбаться некрасивым таможенницам, узнать, что такое SWIFT, верификация и коносамент, и запомнить в лицо полдюжины разных начальников. В конце сентября Аркадий Самуилович стал обладателем целого парка гидроциклов.
Программу «максимум» я выполнил, однако вместо запланированных двух недель пробыл в Калининграде ровно полтора месяца.

МЕЖДУ ПРОЧИМ
Следующее лето выдалось на редкость ненастным, и пляжный сезон практически не открылся.
Встречая Сивкова (Калининград – город маленький), Аркадий Самуилович только качал головой. Мне до сих пор не понятно, как нам удалось запутать этого совсем не простого коммерсанта.
Иногда я думаю: может быть, он вовсе не расчётливый еврей, а добрый волшебник, которого послала нам судьба?

Сорок пять дней в чужом городе – это маленькая жизнь. По незнанию я снял квартиру в самой убогой части города, Балтрайоне. Там не было ни одного приличного магазина. По дворам слонялись наркоманы и бездомные собаки (одну я на неделю приютил у себя), ночью дома окутывал подозрительный жёлтый туман, а вместо воды из крана текла мутная жижа. По радио жителям рекомендовали покупать питьевую воду.

В это время в Калининграде бушевала эпидемия СПИДа. Количество зараженных быстро увеличивалось, и в газетах еженедельно публиковался «спид-счётчик». В одном репортаже рассказывалось о санитарно-милицейском рейде: из двенадцати задержанных проституток девять оказались ВИЧ-инфицированными, у остальных был банальный сифилис.
Радовало только пиво: такого ассортимента и низких цен я ещё не видел. Вечерами, когда я открывал очередную бутылку, старый приёмник сообщал новости извне.
В Петербурге вместо мэра Собчака появился губернатор Яковлев, «Иванушки Интернешнл» выпустили хит «Кукла Маша», запущена новая поисковая система Яндекс, в Париже разбилась принцесса Диана.

Известно, что в Калининграде есть две достопримечательности: могила философа Канта и зоопарк. Засыпая, я каждый раз давал себе слово посетить хотя бы одно из этих мест. Но утро приносило новые заботы. Недели шли за неделей, а я так и не приобщился к ценностям старинного города.
Мой внутренний голос (неизбежный спутник одиночества) пытался меня пристыдить. Порой мне даже казалось, что ветер доносит из зоопарка запах слона.
Шли годы. Я побывал в Калининграде много раз. Недавно мне сказали, что в местном зоопарке никогда не было слона. Могилку великого девственника я тоже так и не увидел. Но ещё надеюсь...
Почему бы и нет?

МЕЖДУ ПРОЧИМ
Выбивать долг с Блинова прибыли наши парни (если вы понимаете, что я имею в виду).
Я отправился их встречать, и в аэропорту ещё издалека заметил на фоне пёстрой толпы пассажиров две гордые фигуры. Несмотря на летнее солнце, они были одеты в одинаковые брюки, пиджаки, водолазки, ботинки и носки аспидно-чёрного цвета.
По дороге Олег несколько раз высовывался из машины.
– Ты видел, какая баба? – толкал он напарника – Нет, ты видел? А вот эта! А вон там, гляди!
Напарник молча крутил головой в разные стороны.
– Слушай, что у вас за город? – обратился Олег к водителю – Такие девки ходят, по улицам не проехать!
Я счёл необходимым просветить их об эпидемии СПИДа.
Парни приуныли.
– Блядь, значит, не советуешь?
– Да это по радио говорят! – на всякий случай отмежевался я – А вы уж смотрите сами…
– Нет, нахуй! Лучше в номере на подоконнике дрочить!
Почему бы и нет?
Через день, когда я забирал их из гостиницы, каждый вышел из своего номера с проституткой.

**************************************************************

БОМБАРДЬЕ

В 1997 году мы взялись за рекламу более концептуально. Я думал о ней днём и ночью, читал умные книги и принял первое важное решение: продвигать не торговые марки Ski-Doo и Sea-Doo, а название производителя – BOMBARDIER.
Собственно, мы делали с самого начала, но без всякой теоретической подкладки и серьёзных аргументов. Просто считали, что «так лучше». Теперь я смог это обосновать.

«МАРКЕТИНГ»
Согласно корпоративным стандартам Bombardier, нужно было рекламировать именно торговые марки. Использование имени компании-производителя не предполагалось вовсе. Для меня же было очевидным, что в нашей стране трудно читаемые слова Sea-Doo и Ski-Doо вербально (да и визульно) невыразительны и плохо запоминаются. (Такие названия всегда если и не тормозят продвижение продукта, то уж точно не помогают ему в завоевании рынка).
Имя Бомбардье лишено этих недостатков. Оно, хоть и не легко выговаривается, отлично подходит для русского уха: энергичное, быстро запоминается, сочно звучит и солидно выглядит на бумаге. Кроме того, оно выступает в качестве мощного зонтичного бренда для всей продуктовой линейки, позволяя не размывать рекламные усилия на продвижение по отдельности сразу трёх марок: Lynx, Sea-Doo и Ski-Doо.
Забавно: через несколько лет маркетологи Bombardier Inc. с важным видом объявили, что, по их мнению, использование имени компании-производителя будет положительно влиять на позиционирование торговых марок. Надписи BOMBARDIER на технике стали заметно крупнее, а дистрибьюторы получили новые рекомендации, предлагавшие шире употреблять это название в рекламных сообщениях.
Почему бы и нет?
После этого я перестал смотреть на «Большого брата» снизу вверх. Во всяком случае, в том, что касается России.

Первым делом, мы перестали упоминать в радио-рекламе невзрачные слова «скиду» и «сиду», заменив их на мощное «БОМБАРДЬЕ». В журнальных макетах оставили только небольшие логотипы марок, выведя на первый план огромное название BOMBARDIER.
Название BOMBARDIER я стремился представить везде, используя буклеты, прайс-листы, статьи в прессе, плакаты на ограде РОСАНа… Даже всерьёз планировал нанять хулиганов-граффитистов, чтобы они расписали этим словом бетонные заборы и откосы под железнодорожными мостами.
Почему бы и нет?
Потому что на это я не решился. Взамен мы напечатали плакаты с помпезной надписью «Время Bombardier», которые старались развесить, где только можно. К сожалению, не слишком успешно…
С этого времени любое присутствие в информационном пространстве других марок я воспринимал как нонсенс. Повсюду должны быть только мы! Это нашло отражение в новом слогане: «Кто не с нами, тот позади». Грубо, но вполне в духе 90-х.

«МАРКЕТИНГ»
Тогда же я открыл для себя правило: если хочешь добиться быстрого результата – не бойся быть примитивным. Лучше всего срабатывали простые предложения, облечённые в понятную форму. И, конечно, выделяющиеся из общей массы. Главное – не путать простоту с глупостью и безграмотностью.
Это оказалось справедливым для рекламы любого вида.


ПОСЛЕ ДЕФОЛТА

В конце августа я вернулся из отпуска и обнаружил всеобщее смятение.
На каждом углу развернулась торговля с рук, лица знакомых были одновременно таинственны и суетливы, и никто ничего не понимал. В магазинах цены подскочили так, что оставшихся денег хватило всего на два дня вместо запланированной недели.
Все говорили о кризисе и о том, что настали трудные времена. Рассказывали, что многие компании продолжали платить работникам такую же зарплату в рублях, что и раньше. С учётом тотального подорожания эти люди мгновенно обеднели в несколько раз.
Ничего не изменилось только в телевизоре – те же лица, те же новости и та же реклама. Реклама была оплачена вперёд, и теперь лишь создавала иллюзию стабильности. Случались накладки, когда по телевизору шли ролики о товарах, уже покинувших российский рынок.

В РОСАНе зарплату выдавали в долларах. «Неужели так и оставят? Вряд ли…» – волновался я. Коллектив компании насчитывал человек пятнадцать. Все нервничали, думая об одном и том же.
Наконец наступил день получки. Едва сдерживая ликование, я вышел из кабинета учредителей, шевеля губами: «Если двести зелёных перевести по нынешнему курсу, то получится пять тысяч вместо прежних тысячи двухсот!» Даже с учётом увеличения цен это была фантастическая сумма.

Не радовался один Крылов. (В 1998-2001гг. – директор РОСАН-Мотоспорт).
– Ну всё – горько улыбался он – можно закрывать лавочку. Кому теперь нужны снегоходы?
Действительно, клиенты куда-то пропали. Через две недели появился один:
– Я тут снегоход заказывал… Когда будет?
– В начале октября – осторожно, не веря ушам, сказал Крылов – а деньги?
– Могу оплатить сейчас.

После этого в зале разгорелась дискуссия.
– Ерунда! Это не показатель. Не будет у нас торговли – стоял на своём Крылов. С тех пор, как в 1995 году на него завели уголовное дело, он стал пессимистом.
– Почему? Кто-то разорился, но кто-то и заработал – цинично возражал молодой продавец Сергей Койнов, который пришёл к нам из «Ямахи» и очень хотел разбогатеть.
В своё время Койнов ездил челноком в Турцию, поэтому к кризису относился философски.
– Во всём виноваты евреи – привычно резюмировал сторож Витя.
Витя был убеждён, что в РОСАНе нет ни одного русского человека, кроме него и главного инженера. Тот как раз появился в дверях:
– Блядь, Витя, ёб твою мать, хули ты опять ворота не открываешь? – как обычно, на весь зал закричал он – Я уже заебался гудеть!
У него была редкая способность материться так, что у окружающих поднималось настроение.
– Олегыч, не шуми – сказали мы.
– Да ну нахуй! Эти, суки, ещё всё просрали в пизду – Олегыч махнул рукой куда-то в сторону. Никто не решился уточнить, кого он имеет в виду.

Койнов оказался прав. Покупатели стали приходить, как ни в чём ни бывало. Правда, часть старых клиентов исчезла, но вместо них прибавилось новичков.

МЕЖДУ ПРОЧИМ
Некоторые клиенты исчезли не насовсем. Респектабельного Ивана через месяц привезли в РОСАН двое громил:
– Показывай, где тут твоё.
В РОСАНе хранился его аквабайк. Иван, тоскливо волоча загипсованную ногу, разыскал на газоне свой гидрик. Громилы сверили его номер с документами, посадили подопечного в машину и молча отбыли. Через год Иван объявился снова – такой же холёный и при деньгах.
– Что это были за люди? – осторожно напомнил ему Крылов.
– Их уже закопали – быстро ответил Иван и перевёл разговор на другое.
Многие так никогда и не появились. Видимо, им повезло меньше.

Зато дилерская сеть умерла почти целиком. Исчезли наши партнёры в Череповце, Сыктывкаре, Новгороде и Петрозаводске, некоторые – вместе с техникой и долгами.
Я ездил по регионам, увещевая должников расплатиться с РОСНОм. Кнута у меня не было… да и пряника тоже. К Новому году в живых остались только Мурманск и Калининград.
И я сосредоточился на работе «Бомбардир-клуба».

«МАРКЕТИНГ»
Для вступающих в Клуб я разработал анкету. Это был идеальный инструмент получения информации о наших клиентах – но только в том случае, если ответы были честными. Поэтому приём в Клуб проводил лично я. Большинство относилось к этой процедуре без энтузиазма:
– Заполнять анкету? Не-ет, я очень тороплюсь! Давайте я потом пришлю с водителем. Или по факсу.
Приходилось пускать в ход обаяние. К счастью, оно у меня есть.
– Да это быстро, буквально две минуты. А вам пока оформят документы.
Анкета включала в себя вопросы о работе, о технике, о семье, о хобби и, конечно, о том, что человек смотрит, слушает и читает.
Через несколько минут никто никуда не спешил. Мне с удовольствием рассказывали про детей, про свою собаку, про коллекцию дисков, про охоту…
Редкая беседа длилась меньше получаса. «Удивительно – думал я – как любят внимание к себе благополучные мужчины среднего возраста».
Может быть потому, что мой интерес к ним был искренним?

**********************************************

ШОУ-БИЗНЕС

Начало зимы мы отметили торжественным открытием снегоходного сезона – но не за городом, а известном ночном клубе. Одновременно там проходил концерт Андрея Макаревича в честь его же 45-летия.
РОСАН выступил спонсором этого концерта. На афише и в радиорекламе это выглядело так, будто Макаревич празднует свой день рождения вместе с Бомбардир-клубом.
Почему бы и нет?

Накануне мы обсудили программу с Трахтенбергом.
– А нахуя вы Макара позвали?
– Ну как, для антуража, для солидности…
– И сколько дали денег?
Я назвал сумму.
– Блядь, вы бы лучше мне заплатили, я бы вам такое шоу устроил! Ну ладно, где план?
План я уже написал.
– Что это за хуйня? Я ж тебе показывал, как нужно делать. Вот здесь пишешь время, здесь – что будет, здесь – пояснения. А это фуфло!
– Тут же всё понятно…
– Да хули ты споришь? Я по образованию режиссёр-постановщик, так что учись, пока я добрый.
Почему бы и нет?

В день праздника я волновался: пересчитывал шампанское, сверял с гостевым списком номера столов и боялся, что никто не придёт.
Начало назначили на 21.00, Макаревич должен был появиться в 23.00. Народ пришёл так дружно, что едва хватило стульев.
На самых почётных местах сидели солидные менеджеры Альфа-банка в мелкоклетчатых пиджаках. Они благодушно разглядывали помещение и пытались общаться между собой.
В зале оглушительно гремела музыка.
– Сделайте потише, люди же разговаривают – попросил я арт-директора. Он посмотрел на меня как на дурака:
– Это ночной клуб, молодой человек.
– И что?!
– А то, что здесь люди отдыхают, а не умничают.

Через полчаса на сцену вышел Трахтенберг, и всё стало на свои места: зрители хлопали, смеялись и с удовольствием отвечали на похабные вопросы. Прошло ещё полчаса, потом час. За это время Трахтенберг выпил бутылку водки и оскорбил нескольких членов клуба.
«Чёрт, где же Макаревич?». Я снова поймал в коридоре арт-директора. Он похлопал меня по плечу:
– Да не переживайте, всё нормально. Сейчас будет!
Шло время. Некоторые гости начали уходить. Их столики радостно занимали какие-то халявщики.
Я с трудом отыскал арт-директора:
– Что у вас тут происходит??? Это же бардак!!!
Фамилия арт-директора была Шапиро, и мне очень хотелось разбить ему длинный нос. Он снисходительно улыбнулся:
– Не бардак, а шоу-бизнес. В шоу-бизнесе никогда ничего не бывает вовремя и точно. Сегодня ещё нормально, поверьте. В прошлый раз Сукачёв вообще не приехал. Шоу-бизнес!
Я был уверен, что этот Шапиро надо мной издевается. Спустя пару лет я оценил его правоту, и мы даже подружились. Но сейчас я был налит злобой:
– Блядский шоу-бизнес! Где Макаревич?
– Да в «Чайке» сидит, бухает. Сейчас приведут.
«Чайкой» назывался соседний ресторан. Я уже ни во что не верил.
Но Макаревича всё-таки привели. Мутными глазами он озирался по сторонам, ища, где бы присесть. «Как же он будет петь?» – испугался я. И получил ещё один урок шоу-бизнеса: через пять минут юбиляр вышел на сцену абсолютно трезвым… разве что чуть запыхавшись. Обаятельно улыбнувшись, он взял первые аккорды знакомой песни.
– Ну вот видите – беззаботно сказал Шапиро – а вы боялись!
Крепко расставив ноги, Макаревич отыграл сорокаминутную программу и даже пошутил с Трахтенбергом. Прощание со зрителями было коротким. Дойдя до края сцены, «машинист» сдулся так быстро, что едва успел спуститься по лестнице. Его подхватили под руки и дотащили до гримёрки.
«Какая сила духа – удивился малопьющий Каневский – нужно с ним сфотографироваться».
Почему бы и нет?
Это оказалось непросто. После короткой борьбы Макаревича сумели поднять с дивана и прислонили к Каневскому. На фотографии оба напряжённо улыбаются в камеру красными от натуги лицами…

************************************************************



Между командировками я работал на выставках. К тому времени организовать экспозицию стало для меня таким же обычным делом, как туристу поставить палатку: большой логотип, несколько образцов техники, стол со стульями и телевизор.

«МАРКЕТИНГ»
До этого времени все импортные снегоходы и гидроциклы делились на два класса: самые дорогие (они же – «самые мощные», «самые крутые» и т.д.) – и самые дешёвые. Ни марка, ни магазин большого значения не имели. В основном покупки делались по знакомству или по случаю.
Следуя нашему принципу простоты, снегоходы Bombardier мы позиционировали как «самые-самые»: самые мощные, самые надёжные, самые популярные. Разумеется, «во всём мире».
Почему бы и нет?
Почти все наши буклеты были копиями буклетов Bombardier, которые мы переводили на русский язык и добавляли адрес РОСАНа. Кроме того, в таблицу технических характеристик вносились данные о мощности двигателей. (По каким-то причинам производитель эти данные не афишировал).
Мы брали их из служебной технической документации, поступающей с завода, и пересчитывали киловатты в привычные лошадиные силы.
Выглядело солидно.

Выставки проходили со среды по воскресенье. В последний день ко мне подошёл вежливый, но вполне «конкретный» мужчина:
– Который лучше всех?
Я начал рассказывать ему про Grand Touring SE. Это была наша топ-модель, которую в рекламе мы называли самой мощной.
– Сколько лошадей? – переспросил Володя. (Так он представился. Но я лучше буду называть его Владимиром).
– Сто шестьдесят!
– Не понял… Они что, меня наебали?
Оказалось, в «Ямахе» ему только что продали «самый мощный в мире снегоход» в сто пятьдесят лошадиных сил.
– Ну не знаю – говорю – самый мощный у нас. Вот и в буклете написано.
Владимир повертел буклет в руках и несколько раз обошёл снегоход кругом.
– Беру!
– А Ямаха?
– Я с ними завтра разберусь… Пидоры!

«МАРКЕТИНГ»
Среди наших посетителей часто попадались охотники. Они недоверчиво осматривали подвеску снегоходов, стучали по пластику, приподнимали лыжи…
В таких случаях я звал Олегыча.
– Чего, Серёга? – кричал он ещё из-за угла.
– Не шуми, иди сюда.
– Ну?
– Вот человек сомневается, пройдёт ли Skandic по лесу, потянет ли…
Олегыч оторопело смотрел на клиента:
– Что? Скандик не потянет? Да я, блядь…
И рассказывал, как «вот на таком снегоходе» добыл медведя, а потом тащил его из самой чащи. Или про то, как он гонял волков по полю. Или как вытягивал заглохший «Буран».
Не поверить Олегычу было нельзя – он никогда ничего не придумывал. Разве что приукрашивал, как и положено настоящему охотнику.
Его слушали, открыв рот, после чего покупали снегоход, а заодно и сани для вывоза добычи.
Средство «Олегыч» всегда действовало безотказно.


На следующий день я увидел Владимира в офисе. Не здороваясь, он сунул мне буклет и мрачно поинтересовался:
– Вы чего меня, за фантика держите?
Я заглянул в буклет. Он оказался не росановским, но очень похожим на наш. Заголовок гласил: «Снегоходы Ski-Doo у официального дилера Bombardier в Москве». Ниже был напечатан список снегоходов с обозначением цены и технических данных. В графе «мощность двигателя, л.с.» напротив Grand Touring SE стояла цифра 148.
Эту рекламку Владимиру вручили в «Ямахе», когда он пришёл туда за деньгами. Я метнулся к учредителям.
– Вот гемор – пробурчал Кушуль, разглядывая буклет – где они его только взяли! А почему у нас мощность на двенадцать лошадей больше?
– Да ладно, сейчас разберёмся – сказал Каневский и стал звонить указанному в буклете дилеру. (В своё время именно Каневский настоял на цифре 160: «Надо, чтобы был самый мощный. Можно ведь по-разному посчитать… Кто проверит?»).
Ситуацию разрулили. Москвич по телефону объяснил Владимиру, что в его буклете опечатка, а снегоход на самом деле гораздо мощнее.
Владимир уехал.

МЕЖДУ ПРОЧИМ
Владимир стал нашим постоянным клиентом и даже поучаствовал в любительских соревнованиях на снегоходах вместе с сыном. Впоследствии этот мальчик так увлёкся мотокроссом, что стал чемпионом России.
Тренировал его папа. Говорят, его методика носила преимущественно рукопашный характер.
Однажды я пригласил Владимира в ночной клуб на встречу наших клиентов.
– Нет, не пойду – печально сказал Владимир.
– Почему?!
– Да напьюсь, начну народ гонять… А у вас там ментов полно. Я вообще по таким местам не хожу.
Недавно я видел Владимира по телевизору. В качестве уважаемого жильца элитного дома он жаловался на «беспредел» коммунальных служб. Попались бы ему эти коммунальщики лет десять назад…

**************************************************************

«Шестой канал» (впоследствии СТС) предложил мне спонсировать телевизионную программу про путешествия.
– Зачем – говорю – нам путешествия? Наши клиенты должны отдыхать здесь, с нашей техникой.
– Так мы специально подберём маршруты с квадроциклами или с аквабайками… И потом, у нас двадцать два выхода, и почти восемьдесят анонсов! И все – с вашей рекламой. А знаете, кто будет ведущим? Михаил Пореченков!
– Кто это?
На меня посмотрели так, что я каким-то чудом догадался: это же «агент национальной безопасности»! Разумеется, ни одной серии я не видел.
– Если хотите, вы тоже можете поехать с группой. Сначала на Мадагаскар, потом на Филиппины.
Как и многие в городе, они переоценивали мои возможности. Или возможности РОСАНа? Как бы то ни было, я передал это предложение Кушулю и Каневскому: они любили совмещать приятное с полезным.
Почему бы и нет?

В течение месяца группа «Шестого канала» вместе с одним из учредителей путешествовала по экзотическим экваториальным странам. О программе не скажу, но анонсов было так много, что их видел, кажется, весь город.
Ведущим второго путешествия стал Дмитрий Нагиев, и это добавило нам популярности, особенно после того, как он анонсировал программу, надев жёлтую футболку с надписью ROSAN.

«МАРКЕТИНГ»
Ещё в первые годы я настоял, чтобы название компании всегда писалось латинскими буквами. Правда, логотип ROSAN убивал меня своей корявостью и полным отсутствием стиля.
Однако отцы-основатели относились к родному символу трепетно. Я пытался облагородить его цветом, какими-то эффектами… но он был безнадёжен.
В 2001 году я убедил-таки учредителей преобразовать логотип, наклонив и вытянув его по горизонтали.
Таким он и остался.

Через пару лет Каневский попросил Нагиева поздравить сотрудниц РОСАНа с 8 марта.
Коллектив собрали в маленьком полуподвальном кафе. Нагиев прошёлся перед притихшей шеренгой женщин, покачался на носках щегольских сапог, помолчал… Несколько секунд было слышно, как на кухне звякает посуда. Выдержав паузу, он вполголоса прочитал стихотворение – вкрадчиво и очень проникновенно.
Наши девушки, хоть и удивились маленькому росту телезвезды, были потрясены. Одна бухгалтерша даже упала на пирамиду бокалов с шампанским.
В суматохе Нагиев по-английски ушёл.
*****************************************************


Источник:
coolisheff.livejournal.com
© 2000-2017 www.snowmobile.ru

Главная | Форум | События | Публикации | Фото | Видео | О сайте | Партнерам | Контакты


Яндекс.Метрика